Матч жизни Сергея Ателькина

Сeгoдня — 47-й дeнь рoждeния Сeргeя Aтeлькинa, гeрoя «Шaxтeрa» 90-x гoдoв. Пo тaкoму пoвoду мы вспoминaeм oдин из ярчaйшиx эпизoдoв в eгo футбoльнoй кaрьeрe…

В 2000 гoду Сергею Ателькину было 28 лет. Нельзя сказать, чтобы много — и хотя форварды «стареют» раньше всех в команде, все равно, казалось, что ему еще играть и играть. Тем более, что образовался гармоничный дуэт с Андреем Воробьем. Мощный, крепко стоящий на ногах Ателькин замечательно дополнял быстрого, увертливого молодого партнера. Отношения с главным тренером Виктором Прокопенко сложились вполне нормальные. В общем, казалось, что еще года 3-4 в «Шахтере» Ателькин поиграет. Тем более, что после своей итальянской эпопеи он пребывал в неожиданном для многих ранге игрока международного класса.

Ах, эта итальянская эпопея! Помните, с чего все началось? 6 ноября 1997 на стадионе «Ромео Менти» в Виченце «Шахтер» встречался с местным клубом в 1/8 финала Кубка обладателей кубков. Перед этим был матч в Донецке, безнадежно проигранный хозяевами 1:3. Шансов на общую победу почти не оставалось — тем более, что дома «Виченца» быстро открыла счет. Но потом был гол, изменивший судьбу Ателькина. Получив изумительный диагональный пас от Геннадия Орбу, не слишком утонченный донецкий форвард в одно касание сбросил себе мяч грудью на ход — ну, Пеле! Оттеснил защитника корпусом. Ловким движением «убрал» бросившегося вперед вратаря. И отправил мяч в пустые ворота. Это было прекрасно — даже итальянский комментатор не смог удержаться от восторженного «Гранде!»:

К сожалению, «Шахтер» все-таки проиграл и этот матч. Но бенефис Ателькина был замечен и оценен. Правда, не «Виченцей», а другим клубом Серии А — «Лечче». Туда донецкий нападающий вскоре проследовал, став первым украинцем, сыгравшим в итальянском чемпионате (советские времена на считаем). Каких-то чудес он там не показал — по сути, полноценно провел лишь половину сезона 1997/98. Сыграл 16 матчей в Серии А, забил 3 гола. А потом, несмотря на покровительство уважаемого в городе бывшего футболиста сборной СССР Сергея Алейникова, у украинского «легионера» начались проблемы с руководством клуба. По ходу дела у Ателькина даже отбирали выданный в пользование автомобиль. Была какая-то лихорадочная аренда в «Боавишту» (ей Ателькин тоже в свое время забивал в еврокубках). И было, в конце концов, возвращение в «Шахтер», всегда остававшийся для него командой, без которой не жить.

Но тут важен нюанс. Ателькин вернулся уже в другой «Шахтер». Нет, он, конечно, помнил сказанные еще при нем Ринатом Ахметовым слова о том, что команда начинает борьбу за украинское «золото». Но тогда, когда Ателькин уезжал в Италию, до чемпионства было еще далеко. В конце 1999 «Шахтер» уже созрел для полноценной борьбы с «Динамо». А для европейского прорыва? Казалось, что тоже.

Летом 2000 «Шахтер» героически продрался в групповой турнир Лиги чемпионов. Последние квалификационные матчи со «Славией» стали незабываемыми. Спасительный гол Воробья на исходе компенсированного времени возник ведь не из ниоткуда — сначала был невероятный и не вполне логичный удар головой Ателькина в девятку, который чудом потянул чешский вратарь Черны. Воробей оказался в нужном месте и добил. А в экстратайме они поменялись ролями — Воробей пасом с фланга нашел в штрафной «Славии» Ателкина, и тот поразил цель. Спокойно, хотя и не с первой попытки:

Такой человек, как Ателькин, был жизненно необходим «Шахтеру», дебютировавшему в Лиге чемпионов. Человек, для которого Европа была не чем-то сакральным, а чем-то обыденным. Не храмом, а рабочим местом. Он перед ней не преклонялся, он знал ей цену. И поэтому на первый матч группового турнира с «Лацио» — на дебют в настоящей Лиге чемпионов — выходил так, как на любой другой матч. С желанием биться до конца и изо всех сил. Не более, и не менее.

В том сезоне «Лацио» был удивительно хорош. Только что взяв «скудетто» и Кубок Италии, римская команда неожиданно для многих выдвинулась в ряды сильнейших клубов континента. А какой у нее тогда состав сложился! В воротах — Перуцци, в обороне — Неста, в полузащите Манчини, Недвед, Поборски, Верон, Симеоне, в атаке — Креспо… Это только звезды первой величины. И еще столько же — звезд помельче. Например, центральный защитник Синиша Михайлович. С ним-то и связана история нашего героя…

Если честно, никаких шансов в том матче «Шахтер» не имел. И никакого особого впечатления не произвел. И вспомнить о том матче было бы нечего, кроме ощущения легкого позора — если бы не Ателькин. Он все-таки сотворил нечто, вернувшее нам самоуважение. Нет, не гол на сей раз. Кое-что совсем из другой оперы.

Первый тайм закончился со счетом 1:0 в пользу «Лицио» при интеллигентном преимуществе гостей, четко понимавших, что им делать, и быстро разобравшихся, что за команда им противостоит. Все шло к их комфортной победе. Но на 53-й минуте случился эпизод, сломавший ход игры. В штрафной итальянцев захлебывалась очередная безнадежная атака «Шахтера» — одна из тех многих в этой вечер, когда «горняки» не могли проявить достаточно ума или фантазии. За мяч уже можно было не бороться. Но Ателькин пошел на него, стараясь отработать момент до конца. На его пути стоял Михайлович — игрок фактурный, наглый и неуступчивый в игре, пользовавшийся репутацией непобедимого бойца. Но с Ателькиным ничего поделать не смог — был просто смят. Остроты Ателькину создать не удалось, но Михайловича из игры он вывел — кажется, серб получил перелом носа. Этот момент словно нажал у «Шахтера» какую-то секретную кнопку — и команда понеслась. Ума и фантазии не сильно прибавилось, но градус решимости забить гол повысился ощутимо. По воротам Перуцци было нанесено несколько опасных дальних ударов. Но «Лацио» выстоял. А на 67-й минуте Павел Недвед из нашей штрафной безупречно поразил дальний угол — и поделать с этим ничего было нельзя. И стало ясно, что в тот вечер «Шахтер» все-таки проиграет:

Конечно, «Лацио» был командой из другой вселенной. И итоговый 0:3 выглядел справедливым. Но «Шахтер», в конечном итоге, не показался безнадежным. Он бился, стараясь сделать все, что только мог. Он продемонстрировал, что так просто никому в Европе очки не отдаст. И олицетворением этого стал «донецкий итальянец» Ателькин, идущий в безнадежный стык с устрашающим сербом Михайловичем…



Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Федор Ларин, специально для «Террикона»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.