От Вайнштейна до Каспарова: как начинал лучший шахматист в истории игры

13 aпрeля – oсoбый дeнь для шaxмaт. В этoт дeнь 1963 гoдa рoдился выдaющийся сoвeтский (пoзжe – рoссийский, a тeпeрь xoрвaтский) шaxмaтист Гaрри Кимoвич Кaспaрoв, 13-й чeмпиoн мирa – пoжaлуй, вeличaйший игрoк зa всю шaxмaтную истoрию. Пo случaю 58-лeтия гeниaльнoгo шaxмaтистa “Тeррикoн” нa oснoвe дрeвниx зaмeтoк и литeрaтурныx публикaций вспоминает, как юный Гарри (в детстве он носил фамилию Вайнштейн) делал свои первые шаги в спорте. Интересно же, как быстро шахматная общественность распознала, что перед ней – ярчайший бриллиант в истории игры?

“Моим первым боевым крещением за пределами Баку оказались Всесоюзные молодежные игры (Вильнюс, 14-24 июля 1973)”, – пишет Каспаров в своей книге “Мой шахматный путь”. К тому времени Гарри рос уже без отца – в последний раз он виделся с ним 1 января 71-го. Ким Вайнштейн вскоре скончался от лимфосаркомы.

Удивительно, но поначалу в прессе талант Гарика не распознали. Во всяком случае, в очерке гроссмейстера А. Суэтина о вильнюсском турнире фамилия Вайнштейн не упоминается – зато похвала досталась будущему чемпиону Украины В. Маланюку. Вообще говоря, фамилия “Вайнштейн” в прессе тех времен фигурирует довольно часто, но это в основном статьи о видных шахматных деятелях СССР Самуиле Осиповиче (1894 – 1942) и Борисе Самойловиче (1907 – 1993). Периодически встречаются сообщения об успехах юного Владимира Вайнштейна из Бельц. О, а вот и Г. Вайнштейн, но постойте: это партия Белин-Вайнштейн 1892 года с комментариями Чигорина. Сюжет о путешествии во времени здесь вряд ли подходит: Г. Вайнштейн получил мат уже на 17-м ходу.

Как бы то ни было, пусть игра юного Гарика в Вильнюсе осталась незамеченной в союзной прессе, зато шахматные специалисты смекнули быстро: бакинский талант получил приглашение на собеседование в школу знаменитого Михаила Моисеевича Ботвинника. “Мы с киевлянином Борей Таборовым были вызваны на собеседование с Ботвинником и пару часов держали ответ перед знаменитым чемпионом… Почему-то в школу приняли лишь одного из двоих”, – пишет Каспаров. Неужели нельзя было принять сразу двоих? Увы, Таборова не взяли. Говорят, Гарри приглянулся Ботвиннику “живостью ума”.

“Никитин привез двоих – Каспарова и Таборова. Гарри приехал с мамой, а Таборов с папой. И вот Михаил Моисеевич спрашивает Гарика: “Маму твою знаем, а папа?..” Гарик весь побелел. В секунду стал белый. Ботвинник сделал паузу и спросил: “Он с вами не живет?” Гарик не смог ничего вымолвить. Он только помотал головой. И ничего не сказал. Меня поразило: такой маленький, симпатичный мальчишка, и такие глубокие переживания, такая рана… Потом Гарик начал показывать свои партии… Зрелище сказочное, фигуры в руках летают, какие-то удивительные у них маршруты нешаблонные, энергия какая-то нездешняя… Он ведь маленький совсем был, и это зрелище потрясало… Ботвинник – единственный раз за пять лет, которые я проработал в Школе! – сразу после того, как Гарик закончил показывать свои партии, объявил перерыв. Когда все вышли, я – совершенно, конечно, обалделый – говорю: “Михаил Моисеевич, мне кажется, гения привели…” Он смотрел в окно с каким-то отстраненным выражением, был где-то далеко-далеко… Этой репликой я оторвал его от каких-то очень глубоких воспоминаний… Он, не оборачиваясь, проговорил: “Да-да… конечно…”, – рассказывал Юрий Разуваев в интервью Юрию Васильеву для ChessPro.

Киев мы упомянули неслучайно. Именно на киевском турнире (январь 74-го – это был зональный этап Всесоюзных соревнований дворцов пионеров и школьников) Г. Вайнштейн впервые засветился в знаменитом издании “64” – бакинец показал лучший результат на второй доске. И даже партия одна приведена. “Неплохая позиционная партия. Остается только отметить, что победителю всего 10 лет”, – констатировали в прессе.

Март 1974-го. Гарри и партнеры по бакинской команде вместе с капитаном В. Багировым отправились на финальные соревнования в Москву. Формат соревнований крайне интересный: каждый капитан-гроссмейстер дает сеансы школьникам других команд (всего шесть сеансов), потом в конце турнира все очки (и сеансера, и пионеров) суммируются. Здесь юный бакинец тоже заставил о себе говорить: “Уже сейчас следует ска­зать, что в бакинской команде играет, пожалуй, один из самых интересных наших юных шахмати­стов. Гарри Вайнштейну только 10 лет, а он (как и его старший товарищ Р. Корсунский) уже выполнил норму кандидата в мастера. М. Ботвинник, в чьей заочной шах­матной школе занимается мальчик, высоко отзывается о его способно­стях; в восторге от пионера и ма­стер М. Дворецкий, ассистировавший экс-чемпиону мира во время недавних занятии его школы. Не будем спешить с выводами, кото­рые могут повредить юному шах­матисту, но заметим, что если М. Талю и Л. Полугаевскому уда­лось обмануть ученика младших классов в осложнениях, то Ю. Авер­бах ему проиграл! Любопытно, что на мой вопрос «Хорошую партию ты выиграл у гроссмейстера?», Вайнштейн ответил «Нет, нет! Юрий Львович просто подставил мне в дебюте пешку”, – описывает свои впечатления А. Рошаль в “64”.

Июнь 1974-го. Сборная Азербайджана приехала в Алма-Ату на XIII Спартакиаду школьников. “11-летний Гарик Вайнштейн из Азербайджана, играя на третьей доске, набрал 4 очка из 7. Вот один из примеров его игры”, – рапортует “64”.

Январь 1975-го. Гарри прибыл в Вильнюс на юношеское первенство СССР. “На этом турнире мы с большим интересом ожидали результатов вы­ступления самых юных – 14-летнего киевлянина Бори Таборова, его ро­весника москвича Артура Юсупова, 11- летнего бакинца Гаррика Вайн­штейна, тем более что первые двое приехали прямо с соревнований, где оба успешно боролись за звание ма­стера. Но именно это обстоятельство сыграло роковую роль. Утомленные жестокой борьбой в турнире со взрос­лыми, Таборов и Юсупов уже ничего не смогли показать во встречах со своими сверстниками” – “Шахматы в СССР”.

Несмотря на статус самого юного участника соревнований, бакинец стартовал тремя победами и только в четвертом туре потерпел первое поражение (от Л. Юртаева). Потом ничья, победа, еще две ничьи, и победа в последнем туре над А. Ермолинским позволила бы завоевать серебряную медаль. Но Гарри упускает возможность выиграть фигуру уже в дебюте, потом проходит мимо выигрыша в цейтноте и терпит второе поражение, опускаясь лишь на седьмое место.

“11-летний Гаррик Вайнштейн – не по годам развитый, от­чаянный книголюб, он вместе с тем сохранил всю непосредственность сво­его возраста. Гаррик проходит через тот золотой период, когда никаких проблем для него еще нет, но зато уже масса проблем возникает у лю­дей, которые его опекают. За шахмат­ным развитием Гаррика внимательно следит экс-чемпион мира М. Ботвин­ник, он же определяет ему дозы шах­матных занятий и игровую нагрузку. Мне не хочется хвалить мальчика – он пока просто играет в шахматы, именно … играет. Посмотрите его пар­тию последнего тура, в которой победа давала ему второе место”, – предлагает А. Никитин на страницах “Шахмат в СССР”.

“Гаррик мужественно перенес удар судьбы. Но его выдержки хватило ненадолго, до выхода из турнирного зала. А потом он подошел к маме и тихо заплакал”, – пишет А. Никитин. Впоследствии Никитин станет главным тренером в шахматной карьере Каспарова и приведет его к чемпионскому титулу.

Июль 1975-го. Азербайджан отправился в Тбилиси на зональные соревнования III всесоюзного турнира Дворцов пионеров на приз газеты “Комсомольская правда”. Уверенную игру продемонстрировал 12-летний лидер бакинцев кандидат в мастера Гарри Вайнштейн”, – констатирует “64”, приводя следующий фрагмент.

Азербайджан занял в своей зоне первое место – стало быть, впереди у Вайнштейна с товарищами были новые встречи против сеансеров-гроссмейстеров. Но на этот турнир юный Гарик отправился уже с новой фамилией – Каспаров. И это решение было отнюдь не спонтанным.

“Ещё год назад я с согласия Ботвинника стал настойчиво убеждать мать Гарри (Клару Шагеновну – прим.) в необходимости изменения фамилии сына с отцовской на её собственную, которую она, кстати, не сменила и в замужестве. У меня с самого начала не было сомнений в блестящем шахматном будущем мальчика. По своей работе в Госкомспорте я знал, какие необъяснимые трудности, совсем не шахматного свойства, вдруг возникают перед юношей с «неправильной» фамилией в процессе развития таланта, особенно на этапе подхода к Большим Шахматам, когда чью-то спортивную карьеру можно притормозить, а то и вовсе порушить, не привлекая повышенного внимания и ненужного обсуждения. Именно к этому порогу время стремительно подводило Гарика. Надо было торопиться, пока его успехами интересовались только близкие, а в прессе мелькали фамилии других шахматистов”, – объясняет А. Никитин в своей книге “Ход за ходом, год за годом”.

Смена фамилии произошла в августе 75-го. В октябре Каспаров уже в новом качестве добился первого крупного успеха среди взрослых – выиграл Кубок Баку. “В четвертьфинал пробились семь кандидатов в мастера и мастер О. Павленко, а в финале старший по званию встретился с двенадцатилетним Гарри Каспаровым (ранее мы его знали как Вайнштейна, а теперь он носит фамилию матери). Острая борьба завершилась победой ученика 6 класса со счетом 1,5:0,5”, – известил В. Дворкович в “64”, отметив, что через две недели юный облаатель Кубка Баку возглавит команду Дворца пионеров столицы Азербайджана во Всесоюзном турнире на приз газеты “Комсомольская правда”.

Ноябрь 1975-го. Именно в этом турнире на призы “Комсомолки” состоялась первая из многих встреч Карпова с Каспаровым (по итогам напряженной борьбы победа была на стороне сеансера). А еще там Гарри получил награду за “Высокие спортивные результаты”. “Наибольшим вниманием публики пользовался Гарри Каспаров из Баку. Хотя он набрал против гроссмейстеров только 2,5 очка из 6 возможных, но ему всего лишь двенадцать лет! В руках таких юнцов – будущее шахмат”, – сделали удачный прогноз рижские “Шахматы”.

Наконец, в январе 76-го Каспаров со второй попытки стал чемпионом СССР среди юношей. Все решалось в последнем туре: Гарри спас безнадежную позицию с Ланкой и сравнялся по очкам со Стуруа, обогнав его по дополнительным показателям. Кстати, тут не обошлось без курьеза: “Мои бывшие соперники сыграли в этом туре хорошо, а вот соперники Стуруа – не очень. Но последним его «подвел» земляк – Зураб Азмайпарашвили, выиграв отложенную позицию у Зайда (киевлянин Зайд был чемпионом СССР среди юношей в 74-м – прим.). При ничьей в этой партии у нас был бы одинаковый «Бухгольц», и тогда Стуруа объявили бы чемпионом по большему числу побед. Однако грузинские тренеры были настолько уверены в коэффициенте старшего Зураба, что упустили из виду партию младшего, и мой итоговый «Бухгольц» оказался выше на пол-очка!”, – вспоминает Каспаров.

Чемпион СССР в 12-летнем возрасте – это было уже очень серьезно. В дальнейшем карьера Гарри Кимовича стремительно взмыла вверх.

“Мы едва не опоздали со сменой фамилии. Осенью мальчик выиграл Кубок Баку среди мужчин. Ещё через пару месяцев Гарри Каспаров стал самым молодым в истории советских шахмат победителем юношеского чемпионата страны. О нём как о восходящей звезде стали говорить по радио, писать в газетах. Любители шахмат во всём мире быстро привыкли к этой фамилии, так и не узнав лишних деталей. Жизнь подтвердила обоснованность моих опасений и необходимость этого трудного решения. О скрытом антисемитизме, особенно в нижних коридорах власти, сейчас написано достаточно. Уверен, что Гарри Вайнштейн до матча на звание чемпиона мира с Анатолием Карповым не добрался бы ни в 84-м, ни в 1987 годах. Не дали бы. Отсекли бы ещё на дальних подступах. Система тогда работала исправно”, – А. Никитин, “Ход за ходом, год за годом”.

В заключение приведем мнение о ситуации “Вайнштейн-Каспаров” трех чемпионов мира: Роберта Фишера, Михаила Таля и Михаила Ботвинника.

Как известно из книги Яна Тиммана “Timman’s Titans”, Роберт Фишер продолжал называть Каспарова “Вайнштейном” даже тогда, когда Гарри Кимович уже вовсю играл чемпионские матчи с Карповым. “И тут Вайнштейн подумал, что его позиция очень хороша. Так что лучше сделать менее сильный ход, чтобы не было подозрительно, когда партия завершится вничью”, – цитирует слова Фишера Тимман. Американец был уверен, что матчи Каспарова и Карпова срежиссированы заранее. Фишер, антисемитизм и паранойя – это очень печальная история.

Зато с Талем и Ботвинником все гораздо веселее. Трудно найти двух более непохожих друг на друга людей, но чувство юмора было отменное и у того, и у другого. “Когда я в 1989 году, будучи уже трехкратным чемпионом мира и победителем Кубка мира, превзошел давний рейтинг-рекорд Фишера и первым в истории достиг отметки 2800, Таль изрек один из своих незабываемых афоризмов: «Гарри играет уже так хорошо, что теперь может спокойно выступать под своей прежней фамилией!», – Гарри Каспаров, “Мой шахматный путь”.

“Ботвинник осудил Гарри Каспарова за то, что тот, устраняя лишнее препятствие на пути к шахматному трону, отказался от фамилии отца – Вайнштейн и взял фамилию матери. “Вот я же не сделал этого, проявил характер!”, – гордо сказал патриарх. “А какая была фамилия у вашей мамы, Михаил Моисеевич?”, – спросили его. И тут Ботвинник не выдержал и улыбнулся: “Рабинович”, – Евгений Гик, “Московский комсомолец”.

Анатолий Поливанов, специально для Terrikon.com

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.