Самый позитивный легионер: 40 лет Игорю Дуляю

Сeгoдня испoлняeтся 40 лeт Игoрю Дуляю — чeлoвeку, кoтoрыe мнoгo сил и нeрвoв oтдaл в свoe врeмя «Шaxтeру» и oстaлся в систeмe клубa пoслe oкoнчaния карьеры игрока. «Террикон» вспоминает некоторые знаковые моменты, связанные с ним…

Одно из тяжелейших донецких воспоминаний самого Дуляя — печально знаменитый матч с «Севильей» 15 марта 2007. «Шахтер» мог и должен был побеждать, чтобы впервые в истории выйти в четвертьфинал Кубка УЕФА. Но появление голкипера Андреса Палопа в нашей штрафной при розыгрыше последнего углового спутало все карты. Все держали своего игрока, а Палоп оказался ничейным — и своей роковой башкой забил гол, лишивший «Шахтер» заслуженной радости. Для Дуляя случившееся — просто несчастный случай, в котором виноват не кто-то один, а команда в целом. «Впоследствии мы смотрели запись и убедились в том, что все 11 игроков испанцев находились в тот момент в нашей штрафной площади. Ну, согласитесь, ни один тренер в мире не будет на установке писать, кто должен держать вратаря… Это же смешно. Так что мы должны были сами разобраться. Ошибка была в другом: мы уже видели себя в следующем раунде, особенно после потрясающего гола Матузалема. После игры в раздевалку пришли просто убитые», — вспоминал он много лет спустя.

Совсем не фактурный Дуляй играл в середине поля, где вся жизнь — борьба. И брал бешеной, нечеловеческой самоотверженностью. Именно этим он привлек к себе внимание Карло Анчелотти еще до «Шахтера», когда выступал за «Патризан». Тогда Анчелотти возглавлял «Ювентус», а там «сломался» «бультерьер» Эдгар Давидс, славившийся умением намертво вцепиться в противника. Дуляй показался Анчелотти подходящей заменой. Контракт был уже на мази — но что-то в последний момент «не срослось». Дуляй продолжал демонстрировать свою самоотверженность в «Партизане». А потом пришло время «Шахтера», где его коронное качество оценили в полной мере. Иногда самоотверженность выходила боком. «Мое самое слабое место — голова», — шутил он. За время своей «горняцкой» карьеры он разбивал ее раз пять. Самый забавный и одновременно невероятный случай — инцидент с Жадсоном на тренировке, когда эти двое столкнулись лбами и Дуляй получил рассечение над бровью. «Жадсон такой маленький — не понимаю, как можно было так сделать?» — смеялся тоже не самый высокий серб, вспоминая тот случай.

Дуляй забил за «Шахтер» не так уж много голов — всего 5. Но начинал он так, что казалось — пришел неожиданный бомбардир. В первом же туре первого чемпионата Украины в своей карьере, 15 июля 2004 он забил в Киеве «Динамо» на 83-й минуте. Этот гол окончательно похоронил киевлян, установив финальный счет 0:2. Юркий серб оказался явно не тем, в ком динамовские защитники видели угрозу… Конечно, бомбардиром он не стал. Не его работа! Голы он забивал в основном, когда «Шахтер» громил соперника. Впрочем, был случай в Днепропетровске, когда его гол позволил сравнять счет в нелегком поединке с «Днепром». Это было в компенсированное время первого тайма — Дуляй «выстрелил» в тот момент, когда противник уже выключился из борьбы. Сам Дуляй старался никогда не расслабляться.

В его характере совмещалось трудно совместимое. С одной стороны — озорство, склонность к шуткам и розыгрышам. Он признавался, что вместе с Дарио Срной был в раздевалке «Шахтера» главным специалистом в этом жанре. С другой стороны, Дуляй славился своей рассудительностью. Он не всегда мог сохранять спокойствие в пиковых ситуациях — все-таки балканская кровь есть балканская кровь. Но, горячась, быстро «остывал» и приходил к взвешенному решению. Наверное, по этой причине в «Шахтере» его слово всегда много весило — даже в те сезоны, когда он не слишком часто появлялся в основном составе.

Если взять триумфальный евросезон 2008/09, то мы Дуляя уже не увидим среди основных. Центр полузащиты чаще всего составляли Фернандиньо и Мариуш Левандовски (или Томаш Хюбшман). Но Дуляй был ближайшим резервом, и есть что — его тут же задействовали. Просидев оба матча 1/16 финала с «Тоттенхэмом» в запасе, он 1/8 с ЦСКА отыграл полностью — и в Москве, и дома. В первой игре с «Марселем» мы вообще не видим его в протоколе — зато в «ответке» он выходит в паре с Хюбшманом и проводит на поле первые 45 минут. Первый полуфинал с «Динамо» играет полностью, во втором сидит на скамейке запасных. Наконец, финал начинает в резерве, но прикоснуться к триумфу ему позволяют — Дуляй выходит на последние 8 минут экстра-тайма вместо автора победного гола Жадсона.

Вот такая жизнь у него, в основном, и была в последние годы жизни в «Шахтере».

Дуляй старался относиться к этому философски: «Конечно, каждый футболист любит играть. Это нормально и, ко всему прочему, поддерживает спортивный дух. Но я никогда в жизни не поставлю свои интересы выше интересов клуба. Где бы я ни играл. Будь то «Партизан» или «Шахтер», самое главное, чтобы команда добивалась результата. Тогда хорошо будет всем – и игроку, и команде, и болельщикам».

Из «Шахтера» он ушел не так, как хотел — в 2010 его отдали «Севастополю», где он с мариушем Левандовски совершил настоящую революцию, давая бесплатные уроки профессионального отношения к делу. Там он играл гораздо чаще, там на него рассчитывали, это было важно. Но уровень был не тот, и окончание карьеры получилось не таким, каким оно ему виделось в середине «нулевых». Тем не менее, из футбола как игрок он ушел, сопровождаемый благодарностью и признанием даже со стороны многолетних противников-динамовцев, считавших его одним из самых позитивных легионеров чемпионата Украины. Таким он и остается в нашей футбольной истории.



Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Вадим Самойлов, специально для «Террикона»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.