Три момента Кевина Де Брюйне

Бeльгийский плeймeйкeр «Мaнчeстeр Сити», oдин из умнeйшиx футбoлистoв сoврeмeннoсти Кeвин Дe Брюйнe нaписaл мeмуaр для извeстнoгo рeсурсa The Ppayers Tribune. Eгo нeмнoгo сoкрaщeнный пeрeвoд мы вaм прeдлaгaeм сeгoдня.

Я в жизни нe видeл Рaxимa Стeрлингa, пoкa нe пoпaл в «Манчестер Сити». Но по тому, что о нем можно было прочесть в прессе, следовало увидеть какого-то высокомерного типа, помешанного на деньгах. О нем писали — «Тот парень, который сбежал из «Ливерпуля» на большую зарплату». Ужас! Но если бы вы попытались составить мой портрет по статьям обо мне, вы бы получили кого-то замкнутого, недоброжелательного, угрюмого. От которого, к тому же, отказался «Челси». Сколько правды во всем этом?

И вот мы оказались вместе с Рахимом в «Манчестер Сити». И я увидел, что Стерлинг — совершенно другой. Так получилось, что наши дети часто играли вместе — они примерно одного возраста и росли в одной компании. Мы начали общаться чаще, чем просто коллеги по команде. И я поразился, насколько это умный, приятный и искренний человек. Такого редко встретишь в футболе. Когда мы разоткровенничались, я признался, что ожидал увидеть его заносчивым. Он рассмеялся и сказал, что и я тоже казался ему совершенно другим — молчуном, который никого не подпускает к себе на пушечный выстрел. «А оказалось, приятель, что ты общительный, и у тебя отличное чувство юмора». «У меня?» — поразился я. Сам я считаю, что как раз не слишком остроумен. Если какой-то юмор и способен выдать, то какой-то суховатый. «Ну, может, и суховатый, но это хороший сухой юмор!» — засмеялся Рахим.

Это — хороший урок на тему «Как фильтровать информацию прессы». Почти всегда в жизни видишь не то, о чем читаешь на страницах СМИ. Хотя я понимаю, почему там пишут, что я «трудный случай». Мне действительно сложно сходиться с людьми. Для того, чтобы раскрыться перед человеком, мне нужно хорошенько его узнать. И это накладывает отпечаток на общение со всеми, в том числе — с журналистами.

Вообще, говорить о себе для меня — самое сложное дело. Но я расскажу вам историю из своего детства.

Когда мне было 6 лет, я был, возможно, самым застенчивым пареньком в мире. У меня почти не было друзей. У меня не было PlayStation. Из меня было не вытянуть ни слова. Единственным языком, на котором я общался, был футбол. Вне поля я оставался законченным интровертом. Но на поле я будто воспламенялся. Футбол делал меня совершенно другим.

Когда мне исполнилось 14 лет, я принял решение — и уехал в академию «Генка». Мне пришлось пересечь Бельгию и перебраться на другой конец страны, где я был совершенно чужим — какой-то мальчишка Бог знает откуда со странным произношением. Я начал заниматься в академии, жил на съемной квартире и почти не вел никакой социальной активности. В этом просто не было нужды: мы имели только один выходной, воскресенье, а этот день у меня уходил на поездки домой.

На второй год меня переселили к семье, у которой был договор с клубом — игроки юношеских команд жили у нее на постоянной основе. Все шло вроде бы нормально, я неплохо учился и играл в футбол. Покидая этот дом перед началом летних каникул, я попрощался с хозяевами и услышал от них: «Ждем тебя к осени, возвращайся». Я приезжаю домой — и застаю мать всю в слезах. Я думал, кто-то умер. Но оказалось, что ей позвонили из клуба и сказали, что та семья больше не хочет жить со мной под одной крышей, потому что я «такой, какой есть». То есть — неразговорчивый, замкнутый. Они пожаловались, что не смогли наладить со мной контакт.

Это потрясло меня — и изменило навсегда. Эти люди, провожавшие меня с улыбкой, тут же позвонили в клуб и отказались ото меня! Потому что я — «такой, какой есть»! Я схватил мяч, выбежал во двор, где тренировался с самых малых лет, и до посинения бил мячом о стену. Именно тогда я решил: сделаю все, что только можно, но не вернусь домой проигравшим. Я стану хорошим футболистом, несмотря ни на что!

Осенью меня перевели во вторую команду «Генка». Желание играть, доказывать свою состоятельность просто распирало меня. И вот в одном из важных матчей меня выпустили на замену в перерыве. У меня в голове стучали обвинения, которые выдвинули против меня эти люди. Ах, я трудный? Получите гол! Слишком застенчивый? Еще гол! Не иду на контакт? Еще! И еще! И еще! Я забил 5 голов за один тайм. Вскоре я уже был игроком первой команды. Через несколько дней я забил первый гол в ее составе.

Самое любопытное, что вскоре в клубе появились эти люди, на захотевшие делить со мной крышу. «Генк», увидев во мне ценного игрока, попробовал с ними договориться по новой. И они подошли ко мне, как ни в чем не бывало. Ну, что оставалось? Я поблагодарил их за ценный жизненный опыт, но жить с ними наотрез отказался.

Это был ключевой момент в моей карьере, и он вообще очень характерен для меня, где бы я ни играл — в «Генке», «Челси» или «Манчестер Сити». В игре случаются моменты, когда я весь будто воспламеняюсь. Это может продолжаться пять минут или больше — но случается почти всегда. А причина всему этому проста — я хочу играть. Очень хочу. Всегда и везде.

Еще один момент, сформировавший меня как человека и игрока, случился в «Челси» в 2013. Вообще, честно говоря, за все время пребывания там я поговорил с Жозе Моуринью по-настоящему всего пару раз. И последний был в декабре того года. Он пригласил меня в свой офис. А перед этим я долго сидел на лавке. Сыграв первые 4 игры сезоне (на нормальном, пусть и не выдающемся уровне), я был отправлен в запас. Без каких-то объяснений. Это было нелегко принять. Я чувствовал себя просто никому не нужным…

И вот я в офисе Жозе. Он перебирает перед собой какие-то листочки и подводит мой баланс: «Одна передача. Ноль голов». А потом начинает перечислять статистику других полузащитников — Виллиана, Оскара, Маты, Шюррле. И у всех лучше. Я ему: «Тренер, но ведь эти парни провели по 10-15 матчей. А я всего 4!» Кажется, Жозе такой ответ расстроил. Но надо отдать ему должное. Пусть он и не любит объяснять игроку причину утраты доверия, но главное он понял: мне жизненно важно играть. И не стал возражать, когда я попросил клуб продать меня.

И, наконец, третий ключевой момент в моей жизни — лето 2015. Переход из «Вольфсбурга» в «Манчестер Сити». Меня тогда хотели, кроме англичан, еще «Бавария» и ПСЖ. И это все наложилось на беременность моей жены. Я хотел перейти в «Сити». Мы переписывались с Винни Компани, и он рассказывал мне, какой это замечательный проект и как он мне понравится. Но дела шли как-то странно. Каждый день от агента я получал разные новости. То «да», то «нет». И так без конца.

Возможно, этот стресс повлиял на мою жену. Так или иначе, однажды утром мы обнаружили, что у нее кровотечение. Ее срочно отправили в клинику. Я сидел там, ожидая диагноза врачей — и в тот момент самое последнее, о чем я думал, были трансферные проблемы. Тогда я понял, что есть вещи в жизни неизмеримо более важные, чем футбол, карьера, деньги. Это семья. Это моя жена и мои дети. Это то, без чего не было бы меня нынешнего.

В конце концов, к счастью, серьезных проблем нам удалось избежать. Жена успешно родила. А я, в конце концов, перешел в «Сити», где вполне счастлив. Особенно с того времени, как в команде появился Пеп. Это человек, с которым у нас одинаковая футбольная ментальность.

Но он еще более сумасшедший, чем я. Он в два раза интенсивнее меня во всем, что касается футбола. Он в два раза больше хочет побеждать. Он хочет совершенства. Знаете, каким был наш первый разговор? Он сказал мне: «Кевин, послушай. Ты можешь быть — легко! — среди лучших 5 игроков мира. Пяти лучших. Легко». Я был потрясен. Но когда Пеп произнес это с такой уверенностью, в моей голове как будто что-то перевернулось. Это было прикосновение гения, я думаю. И мне сразу же страстно захотелось доказать ему, что он прав, а не что он ошибается и я недостоин. Вот в чем разница между Пепом и большинством тренеров. Он старается приблизить тебя к совершенству.

В конце концов, этот проект с «Сити» — он ведь больше, чем просто о победах. Он — об особом способе игры и о футбольной философии. Именно поэтому мы встаем каждое утро с готовностью работать, двигаться вперед и стараться достичь этого самого совершенства.



Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.