Украинское начало: к 50-летию Виктора Онопко

Сeгoдня испoлняeтся 50 лeт Виктoру Oнoпкo — футбoлисту, кoтoрый ужe дaвнo нe aссoциируeтся с Укрaинoй. Нo мы-тo пoмним, чтo нaчинaл oн здесь и на заре своей карьеры оказался причастен к обоим сильнейшим украинским клубам. Об этом — рассказ «Террикона»…

Виктор Онопко родился 14 октября 1969 в Луганске. Там же и начал играть в футбол. Случилось это, по его словам, достаточно рано — в 4-летнем возрасте. Другими словами, Виктор с мячом — всю свою сознательную жизнь, и всегда больше всего на свете хотел заниматься именно этим — футболом. Вот он на школьной фотографии, еще с шикарной шевелюрой, которую растеряет на ранней стадии карьеры:

В судьбе будущей звезды огромную роль сыграл отец. С его помощью Виктор узнавал многое в жизни, он подарил сыну первый футбольный мяч и отвел в футбольную школу «Зари». Это был 1978 год, и клуб из города Ворошиловград (так назывался тогда Луганск) влачил весьма скромное существование. Но в городе еще отлично помнили фантастический 1972-й, когда «Заря» стала чемпионом СССР. И быть причастным к этому клубу — все еще звучало гордо.

До «взрослой» «Зари» Виктор так и не дорос — его талант был слишком заметен для селекционеров из других, более рейтинговых тогда клубов. Но в молодежном составе в Луганске он поиграл. Вот фотография той команды. Онопко — во втором ряду, четвертый справа. Ему 16 лет:

Шустрее всех оказался «Шахтер» — самый близлежащий из сильных украинских клубов. В 1988 Онопко переезжает в Донецк и начинает продавливать там свое место в составе. Главный тренер Анатолий Коньков видел его огромный потенциал и время от времени давал ему почувствовать себя востребованным. Первый раз в «основе» он вышел против чемпиона страны московского «Спартака». Коньков был им доволен, все развивалось, как надо. Но тут, как говорится, «постучали сверху» — 19-летнему Онопко напомнили, что ему пора отдать долг родине в виде армейской службы. Это означало — переместиться в киевское «Динамо». «Шахтер» пробовал сопротивляться, искал всякие хитрые ходы, прятал Виктора в части внутренних войск. Ничего не помогло. Пришлось парню отправляться в Киев.

Впрочем, об этом времени Онопко не жалеет. И Виктор Колотов, тренер дубля, и конечно — Валерий Лобановский дали ему очень много в понимании футбола. В Киеве он даже начал вести заметки, занося в тетрадь все самое ценное, что видел и слышал на тренировках. Дальше дубля в Киеве Онопко так и не продвинулся, но и пробыл там всего год. Лобановский предлагал остаться — но молодой футболист проявил неожиданную твердость. Сообщив, что обещал «Шахтеру» вернуться, он покинул украинскую столицу и отправился на родную периферию.

Тренер там был уже другой — Валерий Яремченко, но и он не мог не оценить талант молодого футболиста. Примечательно, что коронное место Виктора в опорной зоне нашлось не сразу. Вот как в свойственном ему духе вспоминал тесть Онопко — Виктор Звягинцев: «Начинал он левым хавом, и у него на этой позиции мало что получалось. Тогда я позвонил Яремченко и сказал: «Валера, ну ты посмотри на его фактуру — какой из него хав? Типичный центральный защитник. Попробуй, я тебя прошу». Яремченко на сборах попробовал: «Слушай, он же игру читает! В отборе хорош, позицию правильно выбирает, все перехватывает». Вот так в 1990 году Витя стал основным центрбеком в «Шахтере», получил вызов в олимпийскую сборную, ну, и пошло-поехало».

Под руководством Яремченко в Донецке начала складываться симпатичная молодая команда, в которой, однако, были и опытные футболисты, причем во всех линиях — Елинскас, Сопко, Ященко, Грачев. В ней Виктор быстро нашел себя. «Играть было приятно, мы все как-то очень подходили друг-другу», — вспоминал он. Вот эта команда. Онопко — четвертый слева во втором ряду:

В сезоне 1990, сразу после возвращения из «Динамо», он провел 21 матч в чемпионате СССР. На следующий год стал одним из лидеров команды, несмотря на свою молодость. 1991-й для «Шахтера» вообще был удачным — по крайней мере, первая его половина, которую команда вообще прошла без поражений и была одним из лидеров. Правда, концовку завалила и к финишу пришла лишь 12-й. Но на тот момент было уже ясно, что чемпионат СССР умирает на глазах и, скорее всего, следующий сезон «Шахтеру» придется проводить в независимом чемпионате Украины. Это не могло не сказаться на настрое игроков.

Вот в это время и возник вариант со «Спартаком». Послушаем, как случившееся объясняет сам Онопко: «У меня состоялся телефонный разговор с Романцевым. В Донецк приезжал на переговоры спартаковский селекционер Покровский. Я упрямился. Не хотел уезжать. В «Шахтере» тогда сложилась славная команда, играющая. Жалко было бросать такой коллектив. Тем более что не любитель я скакать с места на место. Домосед по натуре. Теперь-то понимаю, что решение было принято правильное. В конечном итоге, жена уговорила. Ее ведь тоже «обрабатывали» и Романцев, и Покровский. Убеждали. Она всю полученную информацию своим женским умом проанализировала, предложила рискнуть».

«Спартак» знал, за что боролся. Онопко вырос в одного из лучших игроков центральной оборонительной зоны советского футбола. Внешне он казался неуклюжим и раскоординированным — но справиться с его опекой могли лишь очень немногие оппоненты (самый знаменитый случай — как он «выключил» Руда Гуллита на чемпионате Европы-1992, выступая за сборную СНГ). Он прекрасно разбирался в любой ситуации, быстро соображал, прекрасно действовал на «втором этаже». В позиционной игре равных ему в стране, пожалуй, вообще не было. Его приобретение стало важнейшим шагом к созданию «Спартаком» новой команды — той самой, которая на десятилетие застолбит за собой доминирующую позицию в российском футболе.

Онопко уехал из Донецка в Москву. Дальнейшая его судьба не связана с Украиной. Но украинское начало его карьеры забыть невозможно…



Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Вадим Самойлов, специально для «Террикона»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.