Этот омерзительный Марадона…

Финaльный мaтч чeмпиoнaтa мирa 1990 стaл нaстoящeй бурeй стрaстeй, и пoчти всe oни были зaциклeны нa Диeгo Мaрaдoнe, кaпитaнe и лучшeм игрoкe сбoрнoй Aргeнтины. Нe прoшлo и 30 лeт, как судья того матча, мексико-уругваец Эдгардо Кодесаль решил приоткрыть завесу над тем, что тогда происходило. «Террикон» внимательно прочитал его интервью…

Эдгардо Кодесаль Мендес — из потомственной семьи футбольных арбитров. Его отец Хосе Мария — один из судей, привлеченных для обслуживания чемпионата мира 1966. Там он отработал на матче Португалия-Болгария, достаточно простом для судейства (Эйсебио и его команда разнесли соперника в пух и прах — 3:0). Сын пытался сделать футбольную карьеру, но в конце концов понял, что лучше сосредоточиться на другом, и с 1976 начал непростую жизнь рефери.

Рожденный в Уругвае, он перебирается в Мексику и с 1980 представляет эту страну. Особенных вершин в своем деле он не достиг, но в пул арбитров мирового первенства 1990 включен все-таки был. За какие заслуги? Об этом будет впоследствии много рассуждать пресса. Разумеется, без толку.

На чемпионате Кодесаль отработал трижды. Сначала — довольно спокойный матч групповой стадии Италия — США (1:0, 2 желтые карточки — по одной на команду). Потом — весьма турбулентный четвертьфинал Англия — Камерун (3:2 в дополнительное время, 4 предупреждения — 3 Камеруну и 2 Англии, 3 пенальти — 1 для Камеруна, 2 для Англии, в том числе спасший ее на последних минутах основного времени и принесший победу). По мнению ФИФА, Кодесаль великолепно справился с работой в четвертьфинале, удержал под контролем бурное развитие событий на протяжении 120 минут. Именно эта работа и стала основанием для его назначения в финал.

Это могло бы показаться странным, если бы не совокупность обстоятельств. Главный претендент на проведение финала, француз Мишель Вотро в полуфинале между Аргентиной и Италией забыл вовремя остановить часы, из-за чего команды переиграли 8 минут после первого тайма. Этот ляпсус похоронил все его шансы на участие в решающем матче. Другой претендент, швейцарец Курт Ротлисбергер, был этническим немцем и не мог судить финал с участием братьев по крови из ФРГ. Претендент номер три Жозе Роберто Райт был бразильцем — а значит, имел исторический зуб на другого финалиста, Аргентину. В общем, так оказалось, что кандидатура Кодесаля, не входившего в число топ-арбитров, стала основной.

Теперь — пара слов о его будущем антагонисте, Диего Марадоне. Этот человек второй мундиаль подряд творил чудеса. Он опять вытащил Аргентину в финал практически только на своем огромном таланте. Ну, разве что еще Клаудио Каниджа был временами ему под стать. Ну, и конечно, судьба. «Альби-селесте» демонстрировали серую игру, несмотря на всплески Марадоны. Одна из таких вспышек гения позволила в 1/8 финала устранить из турнира красиво игравших бразильцев. В четвертьфинале послу мучительной 120-минутной нервотрепки с югославами Аргентина победила по пенальти в ситуации, когда после двух промахов (в том числе и самого Марадоны) казалось, что все потеряно. Выручил запасной вратарь Серхи Гойкоэчеа… В полуфинале с Италией опять дошло до пенальти — и опять Гойкоэчеа совершил нужные сэйвы. Короче, это был не турнир, а мучение. Измочаленная, окровавленная, с выбитыми зубами Аргентина доползла до финала с единственным желанием — любым способом, праведно или нет, повторить успех четырехлетней давности. Иначе — зачем все эти жертвы?

И уж конечно, Марадона была прежде всех готов положить на алтарь этой победы все, что можно и что нельзя.

В интервью уругвайскому медиа-ресурсу Tirando Paredes судья Кодесаль свидетельствует: «Я мог удалить Марадону еще до начала матча. Во время исполнения немецкого гимна он изрыгал самые оскорбительные ругательства. Это было отвратительно». Диего все понимал правильно. Он старался завести немцев, подозревая, что в чистой игре они наверняка переиграют Аргентину — команда Маттеуса, Бреме, Феллера, Клинсманна находилась в великолепном состоянии.

Это была явная провокация и в адрес арбитра. По крайней мере, так ее понял Кодесаль. Если бы он удалил Марадону еще до стартового свистка, обвинения в предвзятости звучали бы куда громче и убедительнее. «Я вовремя понял это и справился со своими эмоциями», — вспоминает Кодесаль.

Игра получилась нервной, незрелищной, но полной борьбы, градус которой повышался с каждой сыгранной минутой. Аргентина крайне редко угрожала немецким воротам. Германия создавала мало моментов, но почти постоянно давила. В аргентинской штрафной регулярно возникали «пожары». Дважды немцы требовали назначения пенальти — их игроки падали после столкновения с противниками. Но Кодесаль требовал продолжения игры. «Это были несчастные случаи. Я не увидел в них злого намерения со стороны аргентинцев. В одном случае нога Гойкоэчеи, в другом — Кальдерона нашла ногу противника в борьбе», — вспоминает сейчас бывший судья.

На 65-й минуте аргентинский защитник Педро Монцон совершил дичайший по жестокости подкат против Юргена Клинсманна, после которого немец покатился по траве с 15-сантиметровой раной на голени. Надо отметить, что перед стадией плей-офф арбитры были проинструктированы на предмет усиления борьбы с жестокостью на поле и получили карт-бланш на прямые красные карточки. Что и сделал Кодесаль в данном случае. Тут же к нему подскочил Марадона и… «Он назвал меня вором и сказал, что я нахожусь на содержании у ФИФА», — пожимает плечами Кодесаль в разговоре с Tirando Paredes.

А на 85-й минуте случилось то, что решило судьбу титула. Руди Феллер рванулся в штрафную, где очень грамотно нашел ногу Нестора Сенсини. Многим это нарушение не показалось бесспорным — но мог ли арбитр в третий раз лишить немцев пенальти? К тому же, он уверен, что фол там точно был: «Нарушение Сенсини бесспорно. Он пошел на Феллера анатомически самым сложным образом, что делало столкновение неизбежным. Посмотрите на положение тел во время этого контакта — там все очевидно».

Это привело еще к нескольким содержательным диалогам с Марадоной. Кодесаль вспоминает их не без содрогания: «Он иногда творил на поле удивительные вещи. Как игрок, он велик. Он отдавал всего себя футболу. Я сам видел, как его лодыжка после столкновения вздулась, словно футбольный мяч. Но как человек, он крайне неприятен. Один из худших, которых я встречал в своей жизни».

Кодесалю пришлось выдержать еще один яростный натиск аргентинцев — после того, как на 87-й минуте он удалил еще одного игрока этой команды Густаво Дезотти. Но что оставалось делать арбитру? Дезотти применил против Юргена Коллера прием из арсенала профессионального рестлинга. Хотя, конечно, и Коллер был хорош — схватил мяч и не хотел отдавать, стремясь потянуть время.

Потом были слезы Марадоны после финального свистка — и поток публикаций в прессе, намекавших на пристрастное судейство Кодесаля или прямо обвинявших его в этом. Вскоре после чемпионата мира он завершил карьеру арбитра в возрасте 39 лет. Это сочли доказательством его вины…

«Мне больно видеть, что до сих пор ко мне продолжают испытывать ненависть из-за того финала. Даже сейчас я получаю от аргентинцев сообщения с проклятиями. Некоторые желают моим детям и внукам смерти от коронавируса — чтобы я страдал по-настоящему. Я люблю людей, но, к сожалению, есть среди них и такие», — говорит бедный мексиканец (уругваец).

Такова цена беспристрастности арбитра. Или пристрастности — каждый все равно видит эту историю по-своему, и никакие новые слова уже не смогут изменить отношения.



Обсудить новость можно на страничке terrikon.com в Facebook https://www.facebook.com/terrikon

Федор Ларин, специально для «Террикона»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.